Верховный суд признал законным запрет передавать заключенным в СИЗО посылки с книгами и журналами

Верховный суд признал законным запрет передавать заключенным в СИЗО посылки с книгами и журналами Подписки
Содержание
  1. Перечень того, что разрешено в сизо
  2. Визуальный голод, «сталкер», полтора часа перед сном: что, почему и как читают заключенные
  3. – иные разрешённые в сизо предметы:
  4. – одежду в одном комплекте без поясных ремней, подтяжек и галстуков, обувь без супинаторов, шнурков и металлических набоек:
  5. – продукты питания
  6. Арабская вязь, карты, пошлые картинки: как устроена цензура за решеткой
  7. Донцова, экстремизм, поднятие целины: какие книги попадают в библиотеки
  8. Дополнительные платные услуги, предоставляемые лицам, содержащимся в сизо:
  9. Как сделать денежный перевод через интернет-банкинг:
  10. Книги, газеты, журналы в сизо –
  11. Медицинская помощь и лекарственные средства
  12. Оформить подписку на издание можно двумя способами:
  13. Писать, писать и еще раз писать
  14. Подписки на периодические издания
  15. Посылки и передачи лицам, содержащимся в сизо
  16. Посылки, передачи, свидания: как добыть книгу в колонию
  17. Свидания и телефонные переговоры с подозреваемыми и обвиняемыми
  18. Телеграммы, письма и денежные средства в сизо
  19. Чем обеспечиваются лица, содержащиеся в сизо
  20. Сделай денежный перевод на счет политзаключенного — можно даже через интернет-банкинг
  21. Как сделать денежный перевод через интернет-банкинг:
  22. Верховный суд признал законным запрет передавать заключенным в сизо посылки с книгами и журналами
  23. Отправь посылку или бандероль, а передачи обязательно согласовывай с родственниками политзаключенных
  24. Обычное “спасибо!” адресно помоги семьям политзаключенных
  25. Помоги политзаключенному выбрать книги из библиотеки сизо
  26. Вот в этом материале мы рассказывали, как писать письма в места заключения, какие есть особенности и лайфхаки:
  27. Подпиши политзаключенного на газеты и журналы
  28. Оформить подписку на издание можно двумя способами:
  29. Шар, репост! распространяй информацию о политзаключенных и о “политических” делах

Перечень того, что разрешено в сизо

Наиболее частым вопросом родственников задержанных лиц, является вопрос о том, что можно передавать и какие предметы разрешены к хранению в СИЗО.

В приложении 2 к приказу Минюста РФ от 14.10.2005 №189 имеется перечень предметов первой необходимости, обуви, одежды и других промышленных товаров, а также продуктов питания, которые подозреваемые и обвиняемые могут иметь при себе, хранить, получать в посылках и передачах и приобретать по безналичному расчету. Всё, что не предусмотрено данным перечнем, является запрещённым.

Общий вес вещей и продуктов питания, которые подозреваемый или обвиняемый может хранить в камере, не должен превышать 50 кг.

Лицам, содержащимся под стражей, разрешается хранить документы и записи, относящиеся к уголовному делу либо касающиеся вопросов реализации их прав и законных интересов, бланки почтовых отправлений, квитанции на сданные на хранение деньги, ценности, документы.

Они также могут иметь при себе, хранить, получать в посылках, передачах и приобретать по безналичному расчету:

Визуальный голод, «сталкер», полтора часа перед сном: что, почему и как читают заключенные

«У книги, конечно, важная роль — пока читаешь или спишь, как бы не сидишь в тюрьме», — говорит Олег Навальный. В колониях и СИЗО вариантов досуга не так много, и многие из них связаны с чтением — это и книги, и переписка, и обучение.

«Даже когда попадаешь в какие-то места, где у тебя нет своих книг и доступа в библиотеку, — например, карантин, — читаешь то, что там есть, какую-нибудь хрень криминальную, просто чтобы время убить, — рассказывает Алексей Гаскаров.

Гаскаров провел в СИЗО и колонии три с половиной года и прочитал за это время около 200 книг. Навальный за тот же срок прочитал больше тысячи книг.

Большинство заключенных читают детективы, любовные романы, фэнтези и фантастику. Владимир Тимошенко рассказывает, что в колониях, где он отбывал наказание, постоянно искали «S.T.A.L.K.E.R.” и почему-то любили стихи Ахматовой.

Иногда в библиотеках колоний попадаются книги, связанные с тюрьмой. Сергей Мохнаткин, к примеру, находил там воспоминания адвоката советских диссидентов Дины Каминской, воспоминания диссидентки, второй жены академика Сахарова Елены Боннэр, книгу Льва Трахтенберга «На нарах с дядей Сэмом» об американской пенитенциарной системе.

«Понятно, что там суперпопулярно читать книги про тюрьму, все читают какие-нибудь „Колымские рассказы“, Солженицына. Есть еще такая книга странная, я ее там для себя открыл, и она даже оказалась немного полезной — „Черная свеча“. Там 30-е или 40-е годы, лагеря. Мне эту книжку посоветовал какой-то опер из Центра „Э“, он сам работал чуваком, которого внедряли в камеры иногда, он сидел с другими заключенными, чтобы информацию получить. И он эту книжку читал.

Она ужасно написана, очень сложный язык, но в целом оказалась полезна для понимания, куда ты попал, и правил этих неких, которые там уже тоже многие не понимают, но соблюдают, а это такой, ну не первоисточник, но там много про это есть. Основное, почему читаешь про тюрьму, — это то, что ты сам там находишься и у тебя вовлеченность больше».

Алексей Гаскаров, в прошлом осужденный по «Болотному делу».

Выбор книг часто связан со стадией уголовного дела: в СИЗО, в ожидании суда, заключенные выбирают книги попроще: «Больше уделяешь внимание тому, чтобы контролировать весь этот процесс. И чтобы мозг отдыхал, берешь такую легкую литературу», — говорит Тимошенко.

В колонии — наоборот. «Когдауже было ясно, что ничего не изменить, я читал какие-то более сложные вещи, — рассказывает Гаскаров. — Там я читал такие тексты — Хайдеггера какого-нибудь, — от которых сейчас, если буду читать, я мало что запомню. Читал довольно много экзистенциалистов: Сартра, Камю».

«Я в СИЗО стал довольно много читать книги про искусство, с картинами каких-то художников, про направления в искусстве. Это мне было несвойственно раньше и как будто бы было связано с тем, что там визуальный контекст довольно ограниченный.

Вокруг тебя все время очень визуально однородная картинка, как правило, очень убогая — в СИЗО вообще ты ничего не видишь кроме четырех стен, в колонии тоже, несмотря на то, что можно выходить на улицу, там дома какие-то — и все, мало какой-то растительности. Из-за этого рано или поздно начинается просто визуальный голод. Поэтому в колонии очень популярны журналы про путешествия, про страны разные — картинки все смотрят».

Алексей Гаскаров, в прошлом осужденный по «Болотному делу».

Иногда сотрудники колоний не мешают заключенным читать — в свободное время, во время тихого часа, вместо похода в столовую, даже на рабочем месте, когда нет работы. К примеру, Денис Тимохин, сотрудник «Руси сидящей», отбывавший наказание в колонии в Нижнем Тагиле, работал в подразделении, которое занималось сбором статистики по колонии:

«Там зэки выполняют работу, которую сотрудники ФСИН из-за лени не способны и не хотят выполнять. Это учет прибывших, убывших, питания — вся статистика, все, чем дышит колония. И туда на флэшке можно было занести хоть что — у нас была библиотека».

Но, как всегда, все зависит от колонии. Практически всегда не везет заключенным, получившим взыскание — например, попавшим в штрафной изолятор или помещение камерного типа.

Сергей Мохнаткин рассказывает, что в колонии, где он отбывал наказание, в ШИЗО позволяли читать только полтора часа перед сном: «Это совершенно нелогично — я, например, пенсионер и имею полное право не работать, но у меня нет возможности днем почитать. Куда я должен девать эти восемь часов? Это психологические пытки — стараются сделать так, чтобы тебе было нечего делать».

Слова Мохнаткина подтверждает Олег Навальный: «В изоляторе с книгами сложнее, так как там пытаются зэка наказать и ограничить примерно во всём. Книги выдают в ограниченном количестве и в определенные дни, а иногда, например, библиотекарь не приходит или неожиданно запрещают книги в твёрдом переплёте.

– иные разрешённые в сизо предметы:

  • носовые (трикотажные, бумажные) платки;
  • туалетные принадлежности (туалетное, хозяйственное мыло, зубная паста (порошок), зубная нить, зубная щетка, пластмассовые футляры для мыла и зубной щетки, гребень, расческа, щипчики для ногтей без колюще-режущих элементов и пилочек, ватные палочки, ватные диски);
  • бритва электрическая, бритвы безопасные разового пользования;
  • вещевой мешок или сумка;
  • очки и пластмассовые футляры для очков;
  • крем для рук (лица, тела), марля, заколки, вазелин, вата, гигиенические тампоны, прокладки, косметические принадлежности, бигуди пластмассовые (для женщин);
  • костыли, деревянные трости, протезы (по разрешению врача);
  • электрокипятильник бытовой заводского изготовления или чайник электрический мощностью не более 0,6 кВт.;
  • по разрешению врача электрический тонометр, глюкометр, слуховой аппарат, расходные материалы и батарейки к ним;
  • мочалка или губка, поролоновая губка для мытья посуды;
  • шариковая или гелевая авторучки, стержни к ней (черного, фиолетового, синего цвета), простой карандаш;
  • бумага для письма, тетради, пластиковые файлы или папки, почтовые конверты, открытки, почтовые марки;
  • туалетная бумага, в том числе выданная либо приобретенная в магазине СИЗО;
  • предметы религиозного культа для нательного или карманного ношения;
  • однотонное постельное белье белого или бежевого цветов в одном комплекте (две простыни и наволочка), полотенца (не более 2 штук), маска из текстиля для сна, беруши;
  • литература и издания периодической печати из библиотеки СИЗО либо приобретенные через администрацию СИЗО в торговой сети, за исключением материалов экстремистского, эротического и порнографического содержания;
  • фотокарточки;
  • настольные игры (шашки, шахматы, домино, нарды);
  • пластиковая либо алюминиевая кружка, пластиковые тарелка, ложка, вилка, предназначенные для горячих блюд и многоразового использования;
  • подгузники, в том числе одноразовые, одноразовые пеленки, а также предметы ухода за детьми, детская одежда (женщинам, имеющим при себе детей в возрасте до трех лет).

Подозреваемым и обвиняемым разрешается иметь при себе и хранить телефонные карты для осуществления телефонных переговоров в установленном порядке, а также следующие промышленные товары, за исключением спиртосодержащих и в аэрозольных баллонах, в том числе приобретенные в магазине СИЗО: зубную пасту (порошок), крем (гель) для бритья, косметические средства, предназначенные для применения после бритья, дезодорант, жидкое мыло, гель для душа, шампунь, стиральный порошок, жидкость для мытья посуды.

– одежду в одном комплекте без поясных ремней, подтяжек и галстуков, обувь без супинаторов, шнурков и металлических набоек:

  • костюм (пиджак), брюки;
  • рубашку;
  • платье;
  • юбку, шорты;
  • свитер (кофту);
  • куртку летнюю/демисезонную и куртку зимнюю (пальто, дубленку, шубу);
  • спортивный костюм или домашний халат для женщин;
  • шапку (кепку, бейсболку) зимнюю и шапку спортивную (кепку, бейсболку) демисезонную, косынку;
  • перчатки (варежки);
  • обувь летнюю/демисезонную, зимнюю, спортивную, а также тапочки;
  • нательное белье не более 4 комплектов, в которые входят: трусы, носки (гольфы), бюстгальтер, майка (футболка), чулки (колготки), рейтузы;
Другие подписки:  Онлайн займы на карту GustaCredit

– продукты питания

Подозреваемые и обвиняемые могут иметь при себе, хранить, получать в посылках и передачах, приобретать в магазине СИЗО продукты питания, кроме расфасованных в железную либо стеклянную тару, требующих тепловой обработки, скоропортящихся, с истекшим сроком хранения либо дату изготовления которых установить не представляется возможным, а также дрожжей, алкогольных напитков и пива.

Кроме того, им, за исключением несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых, разрешается иметь табачные изделия и спички, в том числе приобретенные в магазине СИЗО, а также получать данные предметы в посылках и передачах.

При наличии технических возможностей подозреваемые и обвиняемые могут приобретать продукты питания, предметы первой необходимости и другие, не запрещенные к хранению и использованию промышленные товары по безналичному расчету с использованием электронных терминалов. Перечень продуктов питания может быть ограничен по предписанию санитарно-эпидемиологической службы.

Арабская вязь, карты, пошлые картинки: как устроена цензура за решеткой

В колониях и СИЗО цензура существует официально: осужденные не могут получать и хранить издания, которые пропагандируют «войну, разжигание национальной и религиозной вражды, культ насилия или жестокости». Нельзя получить порнографические издания.

Помимо правил, зафиксированных в УИК, есть и внутренние инструкции для служебного пользования. По закону такие инструкции не могут быть засекречены для лиц, чьи права они ограничивают, но заключенным знакомиться с такими документами обычно не дают. Судя по всему, именно в них зафиксирован запрет заключенным получать книги на иностранном языке или, например, книги, в которых есть географические карты.

С подпиской на журналы и газеты тоже бывают проблемы — их не всегда выдают в срок, а то и вовсе не выдают. Оформление подписки через администрацию колонии связано с большой волокитой.

«Стараются не допустить поступления информации к заключенным — во всяком случае, таким, как я, — рассказывает Сергей Мохнаткин. —Я выписывал „Новую“ и „Независимую“, но мне их не давали читать. Они считаются бунтарскими газетами или желтой прессой, и сотрудники в открытую пытаются помешать распространению информации, которая там публикуется.

Донцова, экстремизм, поднятие целины: какие книги попадают в библиотеки

Олег Навальный был осужден по делу «Ив Роше» и в колонии написал книгу «3 ½. С арестантским уважением и теплом». Во время заключения он работал в библиотеке, поэтому был хорошо знаком с существующим ассортиментом книг:

«Оказалось, что на 60% библиотека состоит из книг про ВОВ, поднятие целины и покорение Крайнего Севера советскими студентами, а временами и геологами. Судя по всему, когда районная библиотека делилась фондами с лагерной, она отдала самый нечитаемый трэш <…>

Больше всего меня удивили самоучители, которых в книжной массе оказалось огромное количество — набрался целый стеллаж. Были пособия по собиранию грибов, выращиванию цветов, разведению кроликов, художественной ковке, мастерству сантехника, основам укладки черепицы, работе с силовыми агрегатами и многое другое».

Так обстоят дела в большинстве колоний. По закону библиотека должна формироваться по норме: пять книг на одного заключенного. При этом запрещены только книги «экстремистского, эротического и порнографического содержания». На практике все зависит от конкретного учреждения.

У администраций нет обязанности следить за регулярным обновлением библиотеки, но иногда они все же пополняются — скорее, случайным образом. Чаще всего книги в колонию передают местные библиотеки, иногда — чиновники, общественные организации и прихожане храмов.

Правозащитники регулярно пытаются передать книги в колонии, но часто сталкиваются с противодействием администрации, которая и сама не понимает, что можно взять, а что не стоит.

«С некоторыми книгами и авторами просто смешные истории бывали. Например, с Донцовой. Во время одной из передач нам говорят: „Донцову нельзя, она так подробно расписывает криминальный сюжет, что прям учебник. Мы не возьмем точно“. В другой колонии эту же Донцову с радостью приняли со словами:

„Ее же нет в списке экстремистской литературы“. Помню еще историю, когда в одной колонии отказывались брать книги по психологии, говорили: „У них и так с психикой не очень, проблемы всякие психологические, зачем их еще больше раздражать“», — рассказывал «Горькому» Валерий Сергеев, заместитель директора Центра содействия реформе уголовного правосудия, который собирает книги для учреждений пенитенциарной системы.

Правозащитнику Сергею Мохнаткину, который сам несколько лет провел в колониях и изоляторах, после освобождения в 2021 году удалось вместе с другими московскими правозащитниками передать книги в несколько московских СИЗО.

«Когда Медведев Путина выдвинул в президенты, Москва практически вся повалила за границу, средний класс, начитанный, — рассказывает Мохнаткин. — И вот они книги не везли, они их оставляли в городской библиотеке. Эти книги были за балансом и их могли бесплатно отдавать».

Библиотека разрешила правозащитникам забрать книги из частных собраний. Изоляторы приняли книги, но, как рассказывает Мохнаткин, не все были им рады: «Многие сопротивляются — они стараются ничего не брать из рук правозащитников или бывших заключенных под разными предлогами. Кто-то даже юридическую литературу не пропускает».

Самый стабильный источник пополнения библиотеки — сами заключенные. При себе можно иметь только десять книг и журналов, лишние могут изъять во время обыска. Поэтому прочитанное чаще всего сдают в библиотеку.

«Я и сам пополнил библиотеку на несколько сотен экземпляров, — говорит Олег Навальный. — Но тут важно понимать, что любая книга в зоне по сути в библиотеке, а где же ещё? Поэтому пополняется она за счёт книг, которые заключенные всеми способами затягивают в колонию — кто через передачки, кто через свидания».

«Был март 2021 года, и подходило время этапирования. А у меня была куча книг непрочитанных на очереди, штук 20 где-то, целая сумка. Вот я их и решил дочитать на этапе и в лагере. Сокамерник сразу засомневался, что мне удастся все это допереть, и посоветовал сдать в камеру хранения, чтобы забрали родственники. Я этого делать не стал, не желая заставлять своих таскаться в СИЗО с очередными тяжелыми баулами и рассчитывая на то, что раз книга прошла проверку цензуры, то ее должны оставить при тебе. Кроме того, правила внутреннего распорядка колонии не запрещали иметь при себе книг, а тем более образовательную литературу. А у меня как раз в основном такая и собралась!

Когда заказали на этап и все упаковал, получились две здоровые спортивные сумки. Одна набита материалами дела и барахлом с продуктами, другая — только книги.

Несмотря на то, что я все предварително укрепил и подшил, все равно сумка безбожно рвалась. Первый раз уже в сборочной камере перед выходом с Бутырки: отошла молния сверху. Второй прикол был при пересадке в „столыпин“. Обычных арестантов называют по фамилии и по одному спокойно дают перейти из автозака в поезд. Но мне ФСИНовцы устроили подляну.

Вот ФСИНовец и объявляет мое имя и добавляет что-то типа: „Внимание! Специальный учет: экстремизм и склонность к нападению!“ И вертухай с автоматом заковывает меня в наручники. Я говорю: „Вы чего, прикалываетесь? Как я тяжеленные сумки перетащу в поезд в наручниках? У меня тут книжки и материалы дела, ё-моё!“ Но в ответ меня лишь поторопили, мол, не задерживай очередь. Лишь каким-то чудом удалось протиснуться в двери и не растерять все добро по дороге. Ну, и в Нижнем Новгороде, когда выпрыгивали из поезда, у сумки оторвалась лямка. Кое-как допер это все до СИЗО, где уже перезашил все как следует. Но усилия были напрасны. В колонии все книги изъяли на склад, откуда несмотря на все заявления и просьбы мне их так никто и не передал. Только по выходе из ИК вернули».

Журналист Александр Соколов, осужденный по делу инициативной группы проведения референдума «За ответственную власть».

Дополнительные платные услуги, предоставляемые лицам, содержащимся в сизо:

Администрация СИЗО, в соответствии со статьей 26 Федерального закона от 15.07.1995 №103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», обеспечивает подозреваемым и обвиняемым, при наличии соответствующих условий, следующие платные услуги:

– стирка, ремонт принадлежащих подозреваемым и обвиняемым одежды и постельного белья;

– ремонт принадлежащей подозреваемым и обвиняемым обуви;

– модельная стрижка, укладка волос на голове, бритьё;

– доставка блюд для подозреваемых и обвиняемых из пунктов общественного питания;

– выдача во временное пользование электрокипятильника, электробритвы, электровентилятора, дополнительного холодильника или телевизора;

– отдельные виды лечения, протезирования зубов;

– подбор, изготовление очков, протезов, ортопедической обуви;

– консультации врачей – специалистов органов здравоохранения;

– юридическая консультация;

– услуги нотариуса;

– снятие копий с документов, имеющихся на руках у подозреваемого или обвиняемого;

– снятие копий с документов, находящихся в личном деле подозреваемого или обвиняемого, исходящих от следственного изолятора, а также исходящих от других предприятий, учреждений и организаций, от которых получить непосредственно копии этих документов затруднительно или невозможно;

– предоставление во временное пользование состоящих на балансе СИЗО электронных устройств без возможности выхода в информационно-телекоммуникационную сеть Интернет, а также без съемных носителей информации и возможности фото-, видео- и аудиофиксации;

– доставка литературы и изданий периодической печати из розничной торговой сети.

Как мы с Вами видим, объём прав лиц, содержащихся под стражей, и перечень предметов, разрешённых к хранению в СИЗО, достаточно широки. Мера пресечения в виде заключения под стражу является крайней и самой суровой, однако помощь близких людей позволяет сделать пребывание подозреваемых и обвиняемых в СИЗО более комфортным.

В случае если Вам необходимо помощь адвоката по уголовным делам, Вы можете обратиться ко мне любым способом, указанным в разделе Контакты.

Как сделать денежный перевод через интернет-банкинг:

  • Произвольный платеж
  • Далее — реквизиты для данного СИЗО или колонии.
  • Назначение платежа: для личных нужд заключенного
  • Далее — личные данные узника (имя, отчество (если знаете), фамилия)

Книги, газеты, журналы в сизо –

Начнем с того, что выясним какие книги запрещены.

Книги экстремистского, эротического и порнографического содержания. Например, передать или заказать из интернет-магазина книгу «50 оттенков серого» не получится. Знаем из собственного опыта.
Также запрещены:
топографические карты
литература по топографии
единоборствам
служебному собаководству
устройству оружия

Мало ли, вдруг заключенный составит карту побега, изучит карате, приручит служебную собаку, смастерит оружие.

Книги по психологии могут не пройти цензуру- вдруг заключенный научится гипнотизировать сотрудников или освоит техники психологического манипулирования.

Как сделать так, чтобы книги дошли до арестанта? Заказать их в интернет-магазине или на сайте ФГУП Калужское на адрес СИЗО, на ФИО арестанта.

Как обеспечить сидельца газетами и журналами?
Вы можете оформить подписку на газеты и журналы в почтовом отделении, на адрес СИЗО, на ФИО адресата. В таком случае сиделиц будет получать прессу два-три раза в неделю.

Другие подписки:  Star Wars The Old Republic Как Отменить Подписку в Стиме | 📶 Tell Smart

Медицинская помощь и лекарственные средства

Содержащиеся в СИЗО лица имеют право на оказание им медицинской помощи.

Амбулаторная помощь оказывается подозреваемым и обвиняемым в камерах, иных помещениях, а также в специализированных кабинетах медицинских частей СИЗО. Выдача лекарственных препаратов, в том числе полученных в передачах на имя подозреваемых и обвиняемых, осуществляется по назначению лечащего врача в установленных дозах и количествах индивидуально в соответствии с медицинскими показаниями и записями в медицинской карте больного.

Подозреваемым и обвиняемым запрещается:

– нарушать режим лечения;

– принимать лекарственные препараты без предписания врача СИЗО, иметь их в камере больше, чем выдано на один день, за исключением случаев, когда имеется иное предписание врача СИЗО.

Оформить подписку на издание можно двумя способами:

  • В любом почтовом отделении.
  • Онлайн на сайте Белпочты.

Писать, писать и еще раз писать

Самый простой и доступный способ связи с политзаключенным — это переписка. Сами политзаключенные отмечают большую роль писем и открыток солидарности за решеткой. В местах заключения, как правило, на политзаключенных идет моральное давление, что они якобы были не правы и на воле о них все забыли.

Это может угнетать людей. Письма в такой ситуации очень помогают. Тем более, что в конверт можно вложить конверты, марки, цветные и обычные письма, открытки-раскраски, наклейки (это особенно ценно), календарик, раскраски, рисунки, квизы, викторины и многое другое.

Письма белорусским узникам приходят даже из-за границы, но, если вы хотите получить ответ, то нужно вложить специальную марку (международную, купленную в Беларуси), чтобы политзаключенный смог отправить вам письмо. Например, 21-летний политзаключенный Антон Лакишик в бобруйской колонии получает письма из Польши, Литвы, но, к сожалению, ответить на них не может, так как не имеет соответствующей марки.

Поддержать словом заключенных можно и онлайн: заполните форму, напишите несколько пожеланий, а команда Мастерской открыток от Белорусской правозащитной школы подпишет открытку и пришлет узникам. Сделать это можно ЗДЕСЬ. Также онлайн письмо можно послать с помощью сайтов vkletochku.org и письмо.бел.

СПИСОК ПОЛИТЗАКЛЮЧЕННЫХ С АДРЕСАМИ, БИОГРАФИЯМИ

Подписки на периодические издания

Лицам, содержащимся под стражей, предоставляется право подписки на газеты и журналы, распространяемые через отделения связи Российской Федерации. Подписка может быть оформлена на имя подозреваемого или обвиняемого его родственниками или иными лицами.

Посылки и передачи лицам, содержащимся в сизо

Безусловно, для поддержания морального духа лиц, содержащихся под стражей, а также для улучшения условий их содержания, родственники стараются осуществлять им посылки и передачи. Стоит помнить, что подозреваемым и обвиняемым разрешается получать без ограничения количества посылки, вес которых не должен превышать норм, предусмотренных почтовыми правилами, а также передачи, общим весом не более тридцати килограммов в месяц.

Передачи, принимаемые для больных, страдающих заболеваниями, подтвержденными медицинским заключением врача СИЗО, беременных женщин и женщин, имеющих при себе детей в возрасте до трех лет, а также несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых принимаются без ограничений по весу.

Вместо передачи имеется возможность через финансовую часть СИЗО оплатить стоимость продуктов питания, предметов первой необходимости и других промышленных товаров весом не более 30 кг в месяц, имеющихся в продаже в магазине СИЗО.

Сейчас огромное распространение получают Интернет-сервисы и ФСИН не отстаёт от иных государственных органов, поэтому всё большей популярностью пользуется сервис ФСИН-ПОКУПКА.

Лекарственные препараты для лечения больных подозреваемых и обвиняемых принимаются администрацией СИЗО только в соответствии с назначениями лечащего врача СИЗО. Необходимость применения иных лекарственных препаратов, рекомендованных специалистами других медицинских учреждений, подтверждается лечащим врачом СИЗО.

Посылка или передача, поступившие в СИЗО, должны быть вручены подозреваемому или обвиняемому не позднее суток после их приема, а в случае временного убытия подозреваемого или обвиняемого – после его возвращения.

Посылки, передачи, свидания: как добыть книгу в колонию

В библиотеках колоний и изоляторов в основном можно найти советскую классику, любовные и детективные романы, религиозную литературу. Часто этого недостаточно даже не самому придирчивому читателю. К тому же, на хорошие книги выстраивается очередь — они не возвращаются в библиотеку вообще и передаются из рук в руки.

Не все книги в библиотеке вообще можно читать: «Есть те, кто использует книги не по назначению — они их могут скурить, из твердых обложек могут сделать полочки», — рассказывает Владимир Тимошенко, отбывавший наказание с 2021 по 2021 год, в том числе за пост во «ВКонтакте».

Поэтому литературу стараются добывать другими способами. По закону заключенный может заказать книгу через торговую сеть или получить в посылке или бандероли, но и тут возникают проблемы. Общий вес и количество передач, которые может получить заключенный, ограничены — и часто колонии вычитают из них вес книг.

В колонии и тюрьмы книги можно отправлять письмами первого класса, которые по правилам Почты России могут весить до 500 граммов. «На письма в УИК ограничений нет, — пишет Ольга Романова. — Более тяжелые книги разрывают на части, чтобы их приняли как письмо. Я сочла бы это за скверный анекдот, если б не столкнулась с данной практикой лично».

На практике же все снова зависит от колонии. Олегу Навальному сначала не давали заказывать книги, но после того, как он оспорил это в суде, разрешили делать заказы в торговых сетях и даже получать легкие книжки в письмах.

Владимир Тимошенко рассказывает, что в петербургской ИК-7 заказ книг связан с большой волокитой и проще с этим не связываться. В колонии, в которой отбывал срок фигурант «Болотного дела» Алексей Гаскаров, начальство предпочитало делать вид, что книги переданы как обычная передача:

Получить книги можно на длительных свиданиях и через адвоката. Библиотеки в изоляторах чаще всего маленькие, а взять литературу можно только через сотрудников библиотеки. Они ходят по камерам, приносят книги на выбор либо могут поискать что-то по заказу заключенного.

Закон разрешает заключенным пользоваться электронными книгами, но на практике это редко кому-то удается. «Перед моим освобождением их только-только разрешили, но не было установлено, какую книгу можно, какую нельзя, можно ли с выходом в интернет.

Гаскарову тоже не удалось получить электронную книгу: «У нас их давали по особой привилегии, и для меня такая история была закрыта, потому что я неблагонадежный сиделец».

«Зато учеба давала мне возможность иметь неограниченное количество учебников, а главное — электронную книгу. Сначала мне прислали электронную книгу из института, но она была ужасная, читать на ней было решительно невозможно. И тогда я попросил купить мне нормальную электронную книгу, чтобы все тот же Кирилл (один из адвокатов Навального — ОВД-Инфо) записал на нее все нужные книги, отвез в институт, а оттуда ее бы переправили ментам.

Приходит мне Kindle, и я обнаруживаю, что в нем есть вайфай. Бро вообще хотел купить модель со встроенной симкой, и тогда я был бы на постоянном амазоновском интернете, но перепутал. В итоге интернет у меня все-таки появился, но довольно ограниченный. Попросить блатных поделиться сигналом я не мог — они сдали бы меня ментам, потому что от администрации было четкое указание: в моей камере не должно быть ничего. Пришлось тайком договариваться с надежным чуваком, чтобы он раздавал мне интернет в строго определенное время. Ловился он очень плохо и только в одной точке на стене: приходилось держать Kindle правой рукой под определенным углом, а левой печатать, не больше двух-трех предложений в одном сообщении, иначе все сбивалось. В общем, морока страшная, но все-таки интернет. Мне могли написать, если что-то срочное случилось, и я сам тоже мог написать.

Книжку нужно было отдавать на подзарядку ментам, и в какой-то момент они просекли, что там есть вайфай. Отдали старую книжку, я ее тут же сломал и потребовал вернуть новую. Опера говорят: „Оказывается, там есть интернет — мы ее отдать не можем!“ Я говорю: „Окей, тогда я сейчас пишу пост о том, как прекрасно вы мне заряжали книжку, и я год здесь пользовался интернетом“. Они посидели, подумали и говорят: „Нет, так будет не классно“. Я говорю: „Тогда отдавайте! А я не буду пользоваться интернетом“. Они говорят: „Ну хорошо“. Они, конечно, все поняли, но если я столько времени сидел в интернете и ничего не произошло, то, наверное, и не произойдет. Получается win — win».

Олег Навальный, «3½. С арестантским уважением и теплом»

Свидания и телефонные переговоры с подозреваемыми и обвиняемыми

На основании письменного разрешения лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело, лицам, содержащимся под стражей, может быть предоставлено не более двух свиданий в месяц с родственниками и иными лицами продолжительностью до трех часов каждое.

Предоставление свидания с родственниками — это право, а не обязанность органов предварительного следствия и суда, поэтому иногда отказ в предоставлении свиданий является «рычагом давления» следователя на лицо, содержащееся под стражей.

Разрешение действительно на одно свидание, поэтому на каждое свидание, в случае их предоставления, следует получать новое разрешение.

В письменном разрешении на свидание, которое должно быть заверено гербовой печатью, указывается, кому и с какими лицами оно разрешается. На свидание с подозреваемым или обвиняемым допускаются одновременно не более двух взрослых человек.

Осужденному, в отношении которого приговор вступил в законную силу, но еще не обращен к исполнению, свидание с родственниками предоставляется на основании разрешения председательствующего в судебном заседании по уголовному делу или председателя суда.

Помимо свиданий подозреваемому или обвиняемому могут быть предоставлены на основании письменного разрешения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, либо суда телефонные переговоры с родственниками или иными лицами. Как и в случае со свиданиями на каждый разговор предоставляется отдельное разрешение, а его выдача – это право, а не обязанность органов предварительного следствия и суда. Телефонные переговоры предоставляются администрацией СИЗО при наличии технических возможностей.

В письменном разрешении на предоставление телефонного разговора, заверенном гербовой печатью, должно быть указано, кому и с какими лицами он предоставляется, их адреса места жительства и номер телефона абонента.

Телеграммы, письма и денежные средства в сизо

Лицам, содержащимся под стражей, разрешается отправлять и получать телеграммы и письма без ограничения их количества. Переписка подозреваемых и обвиняемых подвергается цензуре.

Другие подписки:  2 способа отключить подписку на ТНТ Премьер

Отправление и получение подозреваемыми и обвиняемыми телеграмм и писем осуществляется за их счет через администрацию СИЗО. По письменному заявлению подозреваемого или обвиняемого ему предоставляется возможность направлять письма своим несовершеннолетним детям без указания реквизитов СИЗО.

Почтовые принадлежности (конверты, марки, бланки телеграмм) подозреваемые и обвиняемые приобретают в магазине СИЗО.

Денежные средства подозреваемым и обвиняемым переводятся почтовым переводом в адрес СИЗО и зачисляются на их лицевые счета. Для перевода по почте суммы денег, имеющейся на лицевом счете подозреваемого или обвиняемого, им пишется мотивированное заявление на имя начальника СИЗО либо лица, его замещающего. Перевод денег осуществляется по почте за счет средств, имеющихся на лицевом счете лица, содержащегося под стражей.

Как и в случае с передачами всё большую популярность набирают Интернет-сервисы ФСИН-ПИСЬМО и ФСИН-ДЕНЬГИ.

Чем обеспечиваются лица, содержащиеся в сизо

Родственников лиц, содержащихся под стражей, безусловно волнует вопрос о том, каким образом обустроен быт подозреваемых и обвиняемых и чем они обеспечены.

В соответствии с пунктами 40 и 41 Правил, подозреваемые и обвиняемые обеспечиваются для индивидуального пользования:

  • спальным местом;
  • постельными принадлежностями: матрацем, подушкой, одеялом;
  • постельным бельем: двумя простынями, наволочкой;
  • полотенцем;
  • столовой посудой и столовыми приборами: миской (на время приема пищи), кружкой, ложкой;
  • одеждой по сезону (при отсутствии собственной);
  • книгами и журналами из библиотеки СИЗО.

Перечисленное имущество выдается бесплатно во временное пользование на период содержания под стражей.

По заявлению подозреваемого или обвиняемого, при отсутствии необходимых денежных средств на его лицевом счете, по нормам, установленным Правительством Российской Федерации, выдаются индивидуальные средства гигиены, а именно:

  • мыло;
  • зубная щетка;
  • зубная паста (зубной порошок);
  • одноразовая бритва (для мужчин);
  • средства личной гигиены (для женщин).

Для общего пользования в камеры в соответствии с установленными нормами и в расчете на количество содержащихся в них лиц выдаются:

  • мыло хозяйственное;
  • туалетная бумага;
  • издания периодической печати из библиотеки СИЗО;
  • настольные игры: шашки, шахматы, домино, нарды;
  • предметы для уборки камеры;
  • швейные иглы, ножницы, ножи для резки продуктов питания (могут быть выданы подозреваемым и обвиняемым в кратковременное пользование под контролем администрации).

Женщины с детьми получают предметы ухода за ними.

Пункт 42 Правил регламентирует чем оборудуются камеры СИЗО:

  • одноярусными или двухъярусными кроватями (камеры для содержания беременных женщин и женщин, имеющих при себе детей, – только одноярусными кроватями);
  • столом и скамейками с числом посадочных мест по количеству лиц, содержащихся в камере;
  • шкафом для продуктов;
  • вешалкой для верхней одежды;
  • полкой для туалетных принадлежностей;
  • зеркалом, вмонтированным в стену;
  • бачком с питьевой водой;
  • подставкой под бачок для питьевой воды;
  • радиодинамиком для вещания общегосударственной программы;
  • урной для мусора;
  • тазами для гигиенических целей и стирки одежды;
  • светильниками дневного и ночного освещения;
  • телевизором, холодильником (при наличии возможности (камеры для содержания женщин и несовершеннолетних – в обязательном порядке);
  • вентиляционным оборудованием (при наличии возможности);
  • тумбочкой под телевизор или кронштейном для крепления телевизора;
  • напольной чашей (унитазом), умывальником;
  • нагревательными приборами (радиаторами) системы водяного отопления;
  • штепсельными розетками для подключения бытовых приборов;
  • вызывной сигнализацией.

Камеры для содержания женщин с детьми оборудуются помимо перечисленного:

  • детскими кроватками;
  • ванночкой детской пластмассовой;
  • плиткой электрической;
  • стеллажами полочными.

Сделай денежный перевод на счет политзаключенного — можно даже через интернет-банкинг

Поддержать заключенного можно денежным переводом. Деньги будут перечисляться на специальный счет заключенного. На полученные деньги он сможет заказать в тюремном магазине продукты питания, предметы первой необходимости, сладости, конверты, бумагу и другие необходимые ему вещи.

Сумма, которая может находиться на счету задержанного в изоляторе и которую можно использовать, не ограничена. При переводе в другой изолятор сумма на счету переходит вместе с человеком.

Заключенный будет знать, кто поддержал его, так как при переводе денег указываются реквизиты отправителя. Сделать это можно двумя способами: на почте и через интернет-банкинг. Почтовые переводы узникам можно сделать в любом почтовом отделении, но там берут комиссию 3% от суммы (не менее 1 руб. с каждого перевода).

Как сделать денежный перевод через интернет-банкинг:

  • Произвольный платеж
  • Далее — реквизиты для данного СИЗО или колонии.
  • Назначение платежа: для личных нужд заключенного
  • Далее — личные данные узника (имя, отчество (если знаете), фамилия)

“Радио Свобода” собралореквизиты некоторых СИЗО, тюрем и колоний:

Верховный суд признал законным запрет передавать заключенным в сизо посылки с книгами и журналами

Верховный суд России признал законным решение Минюста, которое запрещает передавать заключенным в СИЗО посылки с литературой и прессой, передает корреспондент РАПСИ из зала суда.

Иск в Верховный суд подал находящийся в СИЗО Евгений Ермоченков, он требовал признать частично не действующими изменения Минюста, внесенные в Правила внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы. Ермоченков просил признать незаконным пункт 125.1 правил, которой указывает, что подозреваемые и обвиняемые имеют право пользоваться литературой и изданиями периодической печати лишь из библиотеки места содержания под стражей, либо же приобретенными через администрацию в торговой сети.

В заявлении Ермоченкова было указано, что этот пункт правил запрещает передачу подследственному книг родственниками, и ограничивает его права на доступ к средствам массовой информации и литературе. Заявитель полагает, что такая норма противоречит Конституции и федеральному законодательству.

В суде представитель Минюста Игорь Цаплин просил оставить иск без удовлетворения, поскольку законодательством допускается возможность ограничения прав лиц, содержащихся в СИЗО. По его словам, запрет на передачу подозреваемым и обвиняемым периодических изданий и литературы в посылках и бандеролях не ограничивает последних в правах, так как правилами предусмотрена возможность подписки на газеты и журналы. Кроме того, он подчеркнул, что «все камеры обеспечиваются радиоточками, а по возможности и телевизорами».

Судья Верховного суда Николай Романенков постановил в удовлетворении иска заключенного Ермоченкова отказать.

Отправь посылку или бандероль, а передачи обязательно согласовывай с родственниками политзаключенных

Передачи для задержанных в изоляторе могут передаваться любым лицом, предъявившим паспорт. Но из-за того, что установлен весовой лимит передач (30 кг в месяц), правозащитники очень просят координироваться с родственниками. На практике случается, что родственники не могут передать своим близким то, что им действительно нужно и о чем они сами просили.

При этом, политзаключенные, суд над которыми еще не состоялся и приговор не вступил в силу, имеют право получать бандероли и посылки в неограниченных количествах. Поэтому можно радовать политзаключенных таким способом, учитывая ряд ограничений (например, нельзя посылать книги и скоропортящиеся продукты).

Обычное “спасибо!” адресно помоги семьям политзаключенных

Если человек попадает за решетку, то от этого страдает вся его семья, поэтому их нельзя оставлять наедине с этой тяжестью. Моральная поддержка, обычные разговоры — это большое дело в поддержке политзаключенных и их семей. Про ваши посиделки можно потом в письме самому узнику написать и рассказать о том, какая прекрасная у него семья.

Также можете финансово или материально помочь родственникам политзаключенным. Услуги адвокатов и передачи обходятся немалыми деньгами. Поэтому общайтесь с семьями узников и помогайте им в зависимости от их потребностей.

Помоги политзаключенному выбрать книги из библиотеки сизо

Политзаключенные могут получать книги из библиотеки в СИЗО. Присылать книги в посылках или в письмах — нельзя, так как не пропустить Цензор. Процесс заказа книги выглядит так: политзаключенный называет книгу и если она есть там, ее принесут. При этом, узникам не предоставляют списки с книгами, которые там есть.

Вот в этом материале мы рассказывали, как писать письма в места заключения, какие есть особенности и лайфхаки:

Верховный суд признал законным запрет передавать заключенным в СИЗО посылки с книгами и журналами

Мы подготовили инструкцию, как писать письма в места заключения, какие есть особенности и лайфхаки.

Подпиши политзаключенного на газеты и журналы

solidarity_art_r67.jpg
“Много хороших людей загадали одно желание”. Авторка: Ирина Бельская

Чтобы заключенный за решеткой полезно проводил время, его можно подписать на ряд газет, журналов, кроссвордов и прочего. Если человек, например, интересуется архитектурой или модой, то его можно подписать на соответствующий журнал, чтобы был в курсе последних тенденций.

Что касается общественно-политических изданий, то в Беларуси теперь их можно пересчитать по пальцам. С недавнего времени “Белпочта” вычеркнула из подписного католога самую известную и желанную газету для политзаключенных — “Новы Час”. Но узников можно подписать на региональные независимые газеты: слуцкий “Кур’ер”, молодечненскую «Рэгіянальную газета», и другие.

Оформить подписку на издание можно двумя способами:

  • В любом почтовом отделении.
  • Онлайн на сайте Белпочты.

После оформления подписки заключенному можно отправить чек подписки, чтобы он в случае, если не доходят газеты, мог обратиться к начальнику изолятора или колонии и предъявить чек.

Шар, репост! распространяй информацию о политзаключенных и о “политических” делах

Открытка солидарности политзаключенным. Авторка: Маргарита Тиханович
Открытка солидарности политзаключенным. Авторка: Маргарита Тихонович

Белорусские власти разными способами, часто предпринимая неадекватные меры, пытаются скрыть информацию о политзаключенных, о том, как проходят суды и другую информацию, связанную с протестами. Однако, согласно статье 34 Конституции Республики Беларусь, граждане имеют право на получение, хранение и распространение полной, достоверной и своевременной информации о деятельности государственных органов, общественных объединений, о политической, экономической, культурной и международной жизни, состоянии окружающей среды.

Оцените статью
Подписки Help
Добавить комментарий