Подписка и электронные СМИ |

Forbes russia — подписка

Затянувшееся отсутствие Michelin в столице выглядело как декларация, вроде дисквалификации российских спортсменов из-за допингового скандала. При московской одержимости понтами этот гастрономический «игнор» казался и стыдным, и парадоксальным. Правда, культура уважения к гастрономии как к искусству приживалась в Москве непросто.
Вспомните, как скептически оценивали нашего пионера высокой кухни Анатолия Комма, дескать, порции у него крошечные, гарниров нет и «дайте мне стейк». Так и не дождавшись Michelin в Москве, Комм уехал в Швейцарию, кажется, весьма разочарованный в обитателях Садового кольца. Впрочем, за последние годы ценителей высокой гастрономии в столице значительно прибавилось, так что попасть в Twins Garden, White Rabbit или «Сахалин» давно уже непросто. В среде столичной богемы даже распространилось убеждение, будто московские рестораны по качеству еды и сервису много превосходят рестораны других европейских столиц.
Это, конечно, неправда, если вы не сравниваете «Белугу» с…

Гибкое решение

«Яндекс» создал первый прототип собственного сервера в 2021 году, рассказал Худавердян. С 2021 года компания использует в своих дата-центрах около 70% серверов, созданных по собственному дизайну и разработанной в «Яндексе» архитектуре, а с 2020 года компания использует только свои серверы.

«Сервисы «Яндекса» требует разных вычислительных ресурсов: процессорной мощности, систем хранения, сети передачи связи и т.д. Например, «Картам» нужно больше оперативной памяти, чем «Погоде». Наши серверы позволяют распределять эти ресурсы эффективнее.

Сейчас «Яндекс» производит свои серверы в Китае и на Тайване. В пяти дата-центрах компании, один из которых расположен в Финляндии и четыре в России, находятся около 150 000-200 000 серверов, и ежегодно «Яндекс» обновляет 10% от их числа. На это компания тратит около 15 млрд рублей, отметил Худавердян.

Журнал forbes купить с доставкой по выгодной цене – сбермаркет

Новый рынок

О том, что «Яндекс», «Ланит», Gigabyte и ВТБ построят завод под Рязанью, стало известно в начале октября 2021 года. СП на начальном этапе инвестирует в производство более 1 млрд рублей. Сейчас совместное предприятие ООО «Центр открытых разработок» принадлежит на 50% «Яндексу» и на 50% «Ланит Венчурс», следует из данных базы «СПАРК-Интерфакс».

ВТБ и Gigabyte должны стать его совладельцами позже — ни у одной из компаний не будет в СП контрольной доли, отметил Худавердян. Он не раскрыл, как именно будут распределяться доли в СП и инвестиции каждой из сторон в новый проект. Представитель ВТБ рассказал, что выступит финансовым соинвестором, но отказался раскрыть свою долю в СП.

Компания «Ланит», которая занимается дистрибуцией и интеграцией IT-систем, будет предлагать серверы Openyard своим клиентам, отметил Худавердян. Представитель «Ланита» подтвердил Forbes эту информацию. В «Ланите» не назвали компании, которые могут заинтересоваться таким продуктом, но отметили, что это игроки, которым необходимо выполнять требования Минпромторга. 

Другие подписки:  GameSport.Bet списали деньги с карты Сбербанка: что это, как вернуть? - Новости города Салавата

В конце августа 2021 года правительство ужесточило правила госзакупок и запретили госорганам зарубежные серверы, ноутбуки, микросхемы и т. д. При этом если раньше госзаказчики могли обосновать необходимость купить «железо» зарубежного поставщика в закупочной документации, то теперь разрешение на такую покупку надо получать напрямую от Минпромторга.

Министерство ведет реестр продукции, которая имеет официальной статус российской — там, к примеру есть серверы отечественных компаний «КНС групп», «Промобит», «Депо Электроникс», «Крафтвэй Корпорэйшн ПЛС», «ПК Аквариус» и других. СП сейчас находится в процессе подачи заявки на включение сервера Openyard в реестр Минпромторга. 

Сейчас «Яндекс» производит свои серверы в Китае и на Тайване (Фото DR)

Государство поставило задачу — в России должно быть отечественное вычислительное оборудование, в том числе серверы, говорит президент Ассоциации участников отрасли ЦОД Игорь Дорофеев. «Раньше использовался термин «импортозамещение», а теперь модно уточнение — технологическая независимость.

Поэтому здесь не стоит вопрос о том, что создатели отечественных серверов должны жестко конкурировать с такими производителями, как Dell или Hewlett-Packard Enterprise,  — государство гарантирует им спрос на отечественную продукцию», — отметил Дорофеев.

По его словам, уже сейчас все государственные и бюджетные структуры обязаны отдавать предпочтение отечественным производителям. Государственный заказ — это минимум 20-30% на рынке серверного оборудования, который потенциально могут занять «Яндекс» и его конкуренты, считает президент Ассоциации участников отрасли ЦОД. 

Создать собственный отечественный сервер на базе процессоров Intel и с использованием технологий Huawei планирует также компания Т1 (ранее «Техносерв»), писал в сентябре 2021 года РБК со ссылкой на источники. Собеседник издания рассказывал, что Т1 видит потенциал в создании российских серверов, поскольку это растущий рынок, одним из драйверов которого является импортозамещение. Одним из акционер Т1 также является ВТБ (доля 30,5%). 

Первая партия

Совместное предприятие (СП) «Яндекса», «Ланита», банка ВТБ и производителя компьютерной техники Gigabyte выпустило первые 200 серверов под брендом Openyard: они созданы на базе разработок и технологий «Яндекса». Об этом Forbes рассказал управляющий директор группы компаний «Яндекс» Тигран Худавердян. 

Первая партия серверов произведена на контрактном производстве «АЛТ Мастер» в Зеленограде, «Яндекс» будет тестировать эти устройства в одном из своих дата-центров. По словам Худавердяна, новые серверы будут использованы в том числе для расширения облачной платформы Yandex.Cloud. 

Следующая партия из 600 серверов будет выпущена также на «АЛТ Мастер» уже в следующем году, а до конца 2022 года первый сервер выпустит СП на собственном заводе под Рязанью. Помимо того, что «Яндекс» будет использовать серверы для своей работы, СП планирует продавать их частным компаниям, ведомствам, министерствам и организациям, которые хотят использовать «железо» отечественной сборки, отметил Худавердян. 

«Возможность продавать устройства компаниям, которым необходимы именно российские серверы, — одна из причин строительства завода под Рязанью. Производство в России позволит «Яндексу» быстрее разрабатывать новые серверы для своих нужд и не зависеть от скорости поставок.

Другие подписки:  Как заставить себя привести свою жизнь в порядок и перестать искать оправдания бездействию |

Новый завод сможет выпускать до 60 000 серверов в год, при необходимости его мощности можно будет увеличить. Кроме этого, компания планирует производить там системы хранения данных, шлюзы и компоненты умных устройств также под брендом Openyard. 

200 серверов под брендом Openyard созданы на базе разработок и технологий «Яндекса» (Фото DR)

Подписка и электронные сми

В современных условиях, когда контент, будучи оцифрованным, потерял какие-либо товарные и материальные признаки, брать за него деньги становится все более проблематично. Это привело к кризису разнообразных бизнес-моделей, но, к счастью, появились новые. Если в случае программного обеспечения модель «as a Service» подразумевает, что программы не покупаются, а используются на стороне поставщика, который при этом самостоятельно обслуживает софт и поддерживает ресурсы, то в случае медиа в сервис превращается все, кроме контента, который, как сказано выше, продать проблематично.

Традиционная подписка, по сути, означала сервис по доставке издания до почтового ящика получателя. Этим мы и наслаждались в советское время, раз в год посетив почту и потом регулярно получая у себя газеты и журналы. Услуга подписки позволяла не задумываться о покупке любимой прессы, поэтому вполне себя оправдывала. Благо система дистрибуции — советская почта — работала более или менее пристойно.

С цифровой дистрибуцией все сложнее. Дистрибуция даже на устройства — не очень трудоемкое занятие: RSS позволяет продвинутым пользователям получать обновления, если они открыты, сразу после появления их на сайте. Продать подписку на электронное издание на порядок сложнее. Во-первых, потому что бонусы этих зачастую немаленьких трат для потребителя пока не очевидны. Во-вторых, техническая возможность подписки ожидается лишь в будущих версиях iOS — операционной системы для продукции компании Apple.

Андрей Мирошниченко в своей колонке, которая продолжает нашу долгую полемику на тему новых медиа, не очень позитивно рассматривает показатели продаж электронных изданий в этом году: повторных покупок стало меньше (первые все-таки были ради интереса), число покупателей падает и вообще все смотрится грустно. Однако хотелось бы заметить, что устройство под называнием iPad мы держим в руках всего девять месяцев и крупные издания существуют там чуть больше полугода. Поэтому первые статистические данные даже на фоне традиционных доходов выглядят вполне пристойно. Посчитайте сами: затраты на производство ПО и верстку журнала, который изначально делается на компьютере и для iPad требует лишь дополнительной оптимизации, не сравнимы с двумя десятками тысяч покупок, сделанных в течение полугода на пустом рынке, с нуля созданном компанией Apple.

«Свобода серфинга убивает лояльность», — пишет Мирошниченко. Это чистая правда. Удержать пользователя на одной странице становится все сложнее и сложнее, и это, естественно, бьет по брендам. Но означает ли это их конец? Значит ли это, что читатель никогда не будет постоянным? Отнюдь нет. Просто война за удержание и лояльность читателей будет принимать другие формы.

Несмотря на то что потребление медиа-контента стало рваным в том числе из-за участия социальных сетей, которые доставляют избранные куски из тысяч источников, приверженность брендам никуда не делась. Даже не брендам, а традиционным информационным институтам. Потому что в отличие от социальных медиа традиционные создают готовый продукт в законченной форме, удобный для потребления основной частью населения, которая по-другому контент просто не воспринимает. Совокупность контента, рубрикация, стабильность и регулярность выхода, качество и характер продукта, срез мнений, стиль и в конце концов бренд — все это делает СМИ уникальным, понятным и приспособленным для привыкания. Как привыкаешь к девушке на третьей полосе The Sun, так не можешь привыкнуть к тому, что в ленте Facebook сегодня может быть девушка, а завтра нет.

Другие подписки:  infoportal.me – что это, как отключить услугу, отзывы

И тут подписка может сыграть положительную роль в развитии электронных СМИ даже в эпоху тотального, бесплатного и бесконтрольного распространения контента.

Чем отличется разовый посетитель или покупатель от подписчика, рассказывать не надо. Тут уместно сравнение с сотовыми операторами: привлечение абонента на предоплатный тарифный план стоит в среднем около $30, привлечение абонента на контракт — около $300. Подписчик заведомо лоялен. Однако в случае газеты или журнала привлечение постоянного читателя, да еще и за деньги, будет более сложным процессом. Но возможным.

Во-первых, никакие платформы для создания электронных изданий пока не привели к тому, что газеты начал выпускать каждый желающий. Впрочем, и до появления iPad, новостные сайты не делал каждый второй, а pdf-издание выпускал отнюдь не каждый третий. Все-таки издание — выпуск уникального продукта. В случае журналов особенно. Поэтому формально процесс покупки оправдать перед собой можно: это недорого и интересно. Даже и в десятый раз не скучно нажимать на фотографию, которая превращается в видео, — газета из Гарри Поттера в чистом виде.

Во-вторых, подписка избавляет от забот по регулярной доставке, а единовременный платеж часто с большой скидкой избавляет от дальнейших мучений по расставанию с кровными $5. Один раз заплатил и весь год получаешь любимое издание.

В-третьих, война за подписчика, которая вот-вот начнется. Предположим, годовая подписка на абстрактное издание стоит $49,99 — сумма не сказать, что большая, но и не маленькая. Вроде и издание любишь, и покупаешь иногда, однако в электронном виде все нематериально, и «жаба» начинает душить на порядок активнее. И тут должны будут включится традиционные маркетинговые инструменты: например, причастность к клубу с какими-то привилегиями, подарки, конкурсы… Велосипед никто не изобретает, все маркетинговые ходы известны. И то, что сейчас их не так активно используют, не значит, что они забыты.

И главное: продажа контента — это в первую очередь продажа удобства, сервиса и разнообразных «товаров». Если соотношение цены, получаемого продукта и удобства покупки оптимальное — значит, читатели платить будут. И то, что они не делают это сейчас, абсолютно не означает, что данная модель нежизнеспособна в ближайшем будущем. Всему свое время.

Оцените статью
Подписки Help
Добавить комментарий